Все вопиет об опасности, которой мы подвергаемся, когда общаемся с настырными еретиками. И напротив, оставаясь укоренившимися и непоколебимыми в Православии, мы даем возможность любому еретику прийти в себя и войти в Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь, дабы обрести спасение.

Все вопиет об опасности отношений с еретиками и инославными

Время ставит перед нами все новые вызовы. Совсем недавно обсуждался вопрос объединения с католической церковью, а теперь налицо разъединение Православной церкви. При этом вопрос об объединение всех церквей в «Единую Церковь Христову» встал перед нами еще более угрожающе. Конечно, Христос хотел бы, чтобы Его Церковь была единой. И мы этого хотим. Но при одном условии: если еретики покаются и вернутся к истинному учению, которое есть Слово Христово, которое сегодня, в условиях критического обмирщения церкви, удержать становится все труднее.


Давайте же послушаем голоса из прошлого, которые выражают историческое сознание Церкви и мировоззрение Святых Апостолов и Отцов, давайте посмотрим, что говорит по этим вопросам преподобный Филофей Зервакос святой подвижник Лонговардского монастыря.
Очень короткое письмо, которое преподобный Филофей послал патриарху Афинагору, где он указывает на опасность нововведений, противоречащих Священным канонам и Священному Преданию, которые предпринимались Патриархом для объединения «церквей». Письмо было написано после встречи патриарха и папы в Иерусалиме в январе 1964 года.
Сначала он выражает свое мнение касательно Рима – церкви, которую он называет «папской» и «злославной», то есть еретической.

«Бедствия греческого народа, наступившие по грехам духовенства и мирян, должны были образумить патриарха, и вместо того, чтобы продвигать свое безрассудное и душепагубное решение об объединении с папой, он должен был попытаться прежде всего устранить разногласия в лоне Элладской Церкви, восстановить единство в нашей Церкви после разделения и раскола, который принесло «ненужное, бесцельное, несвоевременное и дьявольское нововведение — введение григорианского (папского) календаря Вашим предшественником, масоном Мелетием Метаксакисом.
Но прежде всего – и превыше всего! – Вселенский Патриарх должен был призвать к покаянию всю Православную Церковь и согрешивший греческий народ, составить воззвание о возвращении ко Всемогущему Господу, стремиться к любви и воссоединению с исполненным любви Отцом Небесным, поскольку пренебрежение Его божественными заповедями, непослушание и неблагодарность ведут к разделениям и расколам.
Вместо этих богоугодных деяний патриарх… с «поспешностью и раболепием» спешит осуществить первоначально принятое им и крайне опасное решение о незаконном объединении с папой Римским, ложно наделяемым «непогрешимостью», который считает нас, православных, заблудшими и призывает нас вернуться в папское стойло».

Поскольку преподобный Филофей понял, что патриарха не заботит достижение соединения с Богом — Пресвятой Троицей в любви и истине, к которому следует стремиться в первую очередь, и не заботит восстановление единства в Православии и в многострадальной Элладской Церкви, которая была разделена из-за календарного раскола, он был вынужден написать письмо патриарху, боясь, что совершит грех, ежели промолчит и не откроет правды.
«А правда заключается в том, что патриарх позволил волку хватать и расточать овец, которых ему доверил Господь, и единственная его забота — «всеми силами и любым способом» добиться соединения и подчинения себя самого и своей паствы папе. Но паства разумна и не будет больше слушать его голос, который стал для них чужим; за ним последуют только овцы, находящиеся за пределами Христова двора, «из папского и лютеро-кальвинского загона, имеющие инославное и злославное мышление».
Патриарх должен был смело сказать папе и другим еретикам: «И мы тоже хотим объединения, мы пламенно его желаем. Мы с радостью примем вас, как только вы откажетесь от своих еретических взглядов и заблуждений и всего, что идет вразрез со Священными Канонами и святоотеческим преданием семи святых Вселенских Соборов».

Хорошо, если произойдет объединение, но произойдет так, как этого хочет Христос, по Христову, без какого бы то ни было влияния светского рационализма и без компромисса. Недостаточно просто внешнего объединения, которое уже много раз пытались установить и всякий раз безуспешно. Все исторические попытки достичь объединения, начиная с 1054 года и по сей день, показывают, что истинной его целью является подчинение православных Папе. На протяжении десяти столетий мы ведем с ними богословский диалог, но результаты этих диалогов не просто ничтожны, а даже противоположны тем, которые мы ожидали.
Более того, есть один печальный факт, который вызывает у нас сомнение, — существование и укрепление папами хищной и дикой волчицы в овечьей шкуре — унии, отравляющей отношения между двумя сторонами. Перед любой попыткой объединения патриарх должен был поставить два условия для начала обсуждений: немедленное расторжение унии и обязательный отказ папы от первенства, а также признание, что он равен другим патриархам. Именно таким образом он и должен вести себя на встречах, а не как великодушный отец, принимающий блудных сыновей в объятия Рима.
Нет истинного христианина, который остался бы безучастным к богоугодной молитве об объединении, «при условии, что под этим сладчайшим именем не будет скрываться обман и постыдное порабощение». Западная Церковь должна сделать не просто шаги, а огромные прыжки, чтобы достичь того состояния, в котором она когда-то пребывала, будучи связана братскими узами с Восточной Церковью. Но поскольку она продолжает придерживаться принципов папизма, «крайне неразумно будет, чтобы мы, православные, начали обсуждение с людьми, которые не желают даже на йоту двинуться со своего места, а, напротив, выражают стремление поглотить другие Церкви. Бесцельные же и напрасные обсуждения отвергаются здоровым и неповрежденным сознанием православных».

Патриарх Афинагор и папа Римский Павел VI в 1965 году

Старец Филофей призывает патриарха быть внимательным перед опасностью вызвать своими псевдо-объединяющими действиями новые расколы, поскольку Отцы-святогорцы или 5-10 митрополитов будут вынуждены оказать сопротивление, чтобы уберечь Церковь от этого несвоевременного «объединения».
Он напоминает соответствующие изречения св. Иоанна Златоуста, который освятил Вселенский Престол: «Ничто так не оскорбляет Бога, как разделения в Церкви» и «Грех раскола не смывается даже мученической кровью».
Он призывает патриарха улаживать экклесиологические вопросы «подальше от всякого чуждого влияния и от любых иностранных дипломатических уловок». Бог установил Церковь как ковчег спасения в мире, а сатана хочет ввести мирскую суету внутрь Церкви, подвергнув Её обмирщению…
Старец Филофей в своем послании уверяет патриарха, что тот встретит большое сопротивление со стороны православной полноты, которую он ведет, как пленных, в Вавилон западных обычаев и догматов, навстречу раболепному и нечестивому объединению (подчинению) с величайшей ересью — папизмом.

Все вопиет об опасности, которой мы подвергаемся, когда общаемся с настырными еретиками. И напротив, оставаясь укоренившимися и непоколебимыми в Православии, мы даем возможность любому еретику прийти в себя и войти в Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь, дабы обрести спасение. Когда патриарх льстит им, он им вредит, поскольку, как считал свт. Василий Великий, «люди надменного нрава, когда им угождают, делаются еще большими презрителями» и «если пребудет на нас гнев Божий, какая будет нам помощь от западной гордости?»
Завершая свое смелое и исповедническое послание, старец Филофей пишет следующие откровения, взывая к Откровению святого апостола Иоанна Богослова: «Надо признаться, я боюсь, что по вине злополучного Вселенского Патриархата и из-за других случаев повторяется история из Священного Писания: «Священники нарушают закон Мой и оскверняют святыни Мои, не отделяют святаго от несвятого» (Иез. 22, 26). Я же вижу мысленными глазами моей души и слышу ушами моего сердца — страшно сказать! — ангела апокалипсиса, который говорит Вселенскому Патриарху: «Вспомни, откуда ты ниспал, и покайся… а если не так, скоро приду к тебе, и сдвину светильник твой с места его, если не покаешься» (Апок. 2, 5). Какое падение! Какое несчастье!».

Старец Филофей призывает патриарха признать свою ошибку. Что случилось — то уже случилось. Следует исправить содеянное зло, сжалиться над израненным христоименитым воинством, объединить православный народ, который пребывает в волнении и разделении. Иногда – из-за презрительных и антиканонических действий тогдашнего патриарха или архиепископа, которые касаются календаря, церковного порядка и устава, и упраздняют единство в богослужебной жизни, а иногда – из-за безрассудных и неприемлемых встреч другого патриарха с еретиками, «несвоевременно и опрометчиво ратующего за объединение с ними, удовлетворяющего свои корыстные запросы и темные устремления, и нисколько не заботящегося о благе Церкви и прославлении Бога в Троице».
Старец Филофей просит патриарха положить конец искушению, поскольку даже если его попытки соединения с римо-католиками увенчаются успехом, это вызовет раскол в православном мире, так как многие, кто благосклонно настроен по отношению к патриарху, предпочтут истинную веру в Православной Церкви компромиссной унии с инославными, без полного единодушия с истиной.

Православные хотят, чтобы «объединение» произошло по Христу, тогда так латиняне – по папе. Если бы папа был согласен с Христом, мы, православные, тоже приняли бы «объединение». Однако, поскольку папа не согласен с Христом, «невозможно, чтобы мы когда-либо согласились с папой».
Далее, основываясь на Священном Писании, старец Филофей доказывает, что папа не согласен с Христом, который учил, что тот, кто хочет быть бо́льшим, должен быть слугою другим, и тот, кто хочет быть первым, должен быть рабом всех (Мк. 10, 43-45 и Мф. 20, 26-28). Это не подтверждается и словами Господа, обращенными к Петру, которые не могут быть переадресованы к папам, поскольку Христос не говорил: «Ты, Петр, и преемники твои, папы, будьте первыми и говорите, что вы великие».
Папа говорит обратное: «Я – первый. Все другие ниже меня и должны меня признавать, как первого». Св. Иоанн Богослов пишет, что, если мы говорим, что не имеем греха – обманываем самих себя, и истины нет в нас (1 Ин. 1, 8-10). Однако папа и все его приверженцы продолжают утверждать, что он непогрешим. Как же может произойти единение, если и папа, и все его приспешники не согласны с евангельским учением и выступают против него?

Гордыня ввергла пап во множество ошибок и заблуждений, поскольку они возомнили себя выше всех и вынудили верующих Запада признать свою «непогрешимость». Разве мы можем согласиться на объединение с теми, кто говорит, думает и действует против Бога, против святоотеческих Преданий?
Кажущееся внешнее единство — простой союз и сотрудничество для того, чтобы якобы дать отпор общим врагам, без существенного внутреннего единения – не принесет пользы, поскольку скоро оно разрушится и окажется условным, фальшивым и мирским.
Объединение должно произойти на основании единства в вере, в едином крещении, как заповедал Господь и передали нам святые апостолы. Это предание берегли как зеницу ока семь Вселенских Соборов, однако нарушили своими лукавыми и корыстными нововведениями папы после раскола. Западные христиане являются жертвами этих нововведений и терпят их в настоящей жизни; однако самое страшное — что они будут расплачиваться за их последствия и в жизни вечной, если не сбросят с себя ярмо папизма (речь не идет о благом бремени заповедей Господа)…

Причина, по которой патриарх так низко пал, что по собственной воле хочет отдать овец волкам на растерзание, – это гордость, которая является корнем и первопричиной всех грехов, всех ересей, несчастий и скорбей, и прежде всего — лишает нас божественной благодати…
Убоимся расставленных одесную ловушек диавола, желающего «сеять нас яко пшеницу» (Лк. 22, 31). Здесь нет места никакому снисхождению, ни фальшивым любезностям, ни компромиссам. Да услышит сие и Вселенский (Патриарх)!».
Одному отступившему от Православия и впавшему в ересь преподобный Филофей пишет, что не может больше называть его братом. Эти слова очень важны в нынешней обстановке, в атмосфере подступающего со всех сторон экуменизма, когда и паписты называются «церковью-сестрой», и даже приверженцы «Всемирного Совета Церквей» — якобы наши «братья-христиане».
Преподобный Филофей пишет: «Ты даешь мне повод не считать тебя более братом, потому что мы не в Одного и того же Бога веруем и не имеем Матерью одну и ту же Церковь» [17]. Речь идет о человеке, который примкнул к протестантам-евангелистам, которые отвергают Священное Предание и принимают только Священное Писание, как лжесвидетели Иеговы.

Отстаивая Священное Предание на основании учения Святых Отцов и решений вселенских соборов, старец Филофей пишет, что паписты расширили содержание Предания, постоянно добавляя в него новые догматы, правила и положения, протестанты же дошли до другой крайности и полностью отвергли Священное Предание: «К сожалению, западные [христиане] добавили в предание, по личному произволу и к личной выгоде пап, новые догматы, правила и положения. Злоупотребления руководителей Западной Церкви, взгляды которых являются скорее светскими и материальными, нежели духовными, привели протестантов к другой крайности, такой же вредоносной и опасной – отвергнуть все древнее предание, которое Восточная Церковь хранила чистым и неповрежденным, ничего не добавляя и ничего не прибавляя к тому, что было установлено Вселенскими Соборами.
Отказ протестантов от всего священного предания породил и другое, не меньшее зло, ослабив объединяющий характер Церкви, когда каждый толкователь Св. Писания, не имеющий правой веры, трактует Священное Писание, как ему вздумается; отсюда — и разделения, и расколы, и различные мнения, которые появляются у протестантов, и, как писал некто, объездивший Запад и Соединённые Штаты Америки, в протестантизме существует уже более 80 ответвлений. Все протестанты отличаются друг от друга в религиозном плане и имеют разные мнения и особенности богослужения, а хилиасты (нынешние «свидетели Иеговы», — прим. переводчика), которые кичатся, что являются толкователями Св.Писания и именуют себя «исследователями Священного Писания», всех превзошли в заблуждении и ереси» [18].
Протестанты и лжесвидетели Иеговы — это враги Христа и друзья диавола, враги Креста, Богородицы и всех святых. Печально думать, что настолько изменилось мировоззрение православных, что сейчас мы составляем одно целое и отождествляемся во «Всемирном Совете Церквей» с теми, кто отрицает Священное Предание, с этими врагами Креста, Богородицы и всех святых, новыми иконоборцами.
Преподобный Филофей пишет: «Знай, что иеговисты — враги Христа и друзья сатаны. Это враги Богородицы, Креста и всех святых. Это – наихудшие еретики, демоны во плоти, и все, кто собьются с пути и следуют за ними, — уходят от Бога и следуют за диаволом. Если хочешь спастись – прекрати иметь отношения и общение, и даже беседовать с ними.
Я желаю, чтобы благодать Божия хранила тебя от этих волков, от еретиков, и просветила тебя, чтобы ты вернулся к свету Истины.
Протестанты, называющие себя «евангелистами», говорят, что принимают Евангелие. В Евангелии говорится о том, что Богородица — это Матерь Божия. Но т. н. «евангелисты» не согласны с тем, что Богородица — Матерь Божия, и не принимают ни крещения, ни таинств, ни икон, ни святых. Хорошо поразмысли: поскольку они не почитают Богородицу и святых, не крестятся во имя Отца и Сына и Святаго Духа, они — еретики, а те, кто общаются с еретиками, — предаются анафеме. Они находятся за пределами Церкви.

…Обновленцев и тех, кто искажает апостольское и святоотеческое предание, Православная Церковь подвергает анафемам и отлучению от Церкви. Неправду говорит Ваш друг, что в IX и Х веках Православная Церковь проводила реформы. Удерживай язык свой от зла и уста свои от лукавых речей (1 Петр. 3, 10). Нововведения — это дело западных христиан и протестантов.
Восточная Православная Церковь не имеет обыкновения совершать нововведения, Она следует учению апостолов, учителей Церкви, святых отцов и семи Вселенских Соборов, которым полезно было бы последовать и благоразумным латинянам, и протестантам…, дабы избавиться от епитимий, анафемы и отлучения от Церкви, наложенных святыми Вселенскими Соборами и святыми отцами.
Наш долг — молиться, чтобы Бог возвратил их от заблуждений на путь праведный, и мы все стали бы единым стадом с единым пастырем — Родоначальником и основателем нашей истинной, православной веры, Господом нашим Иисусом Христом, Спасителем, освободителем и Избавителем душ и телес наших» .

Поделиться с друзьями
Апокалипсис - Эсхатон
Добавить комментарий